Последнее Т. в П. Это какой-то неправильный тверк

Навряд ли режиссёр всерьёз рассчитывал на успех, выбирая для постановки на сцене Псковского драмтеатра именно эту пьесу Ивана Вырыпаева.

Сцена из спектакля. Фото: Андрей Кокшаров, drampush.ru

Тогда для чего ему это всё? Чтобы окончательно утвердиться в роли битого, за которого двух небитых дадут? Или чтоб лишний раз поглумиться над местными умниками, которые возомнили себя театральными критиками, а сами ни черта не смыслят в современном театре?

Сцена из спектакля. Фото: Андрей Кокшаров, drampush.ru

Насколько я понимаю, Сенин начал репетировать «Танец Дели» уже под занавес своей псковской театральной карьеры. Во всяком случае, премьерный показ этого спектакля состоялся, когда заезжий непризнанный гений уже раскланялся с псковской публикой и скрылся за кулисами, побиваемый тухлыми помидорами и донельзя обиженный на наш щекотливый приём.

Мог бы уже расслабиться, в самом-то деле, да ка-ак врезать своим хулителям промеж глаз: нате, мол, получите настоящего Сенина, полюбуйтесь, на что он способен, когда ничто не мешает ему творить свободно и легко. И мы бы, наконец-то, прослезились. Мы бы, может, начали носить своего такого ранимого творца на руках.

… А он даже не удосужился вчера приехать в Псков, чтоб принять от театральных служащих дежурную корзину цветов.

В итоге обошлось без оваций. Аншлага почему-то тоже не случилось.

Для премьеры в зале вообще было маловато зрителей (и это при том, что спектакль идёт на Малой сцене, где по определению не так уж много посадочных мест). Но даже те немногие завзятые псковские театралы, кто пришёл на премьеру Василия Сенина в этот дождливый майский вечер, как-то не прониклись двухчасовым очень напряжённым представлением, во время которого артисты только и делали, что «прикладывали» нам «к сердцу куски раскалённого железа».